Другие авторы


Мирославчику 1 год
Не хватайте молодость за хвост
Пенсионеру
У меня на вас досье
Распродажа мужиков
Вита. Мартышка. С.Советова. Развод
Елена Ч. Первая любовь
Елена Ч. Хочешь, я останусь?
Вита, Миленькая, С.Советова. Ремонт
Вита, Миленькая, С.Советова. Поздно
Елена Ч. А.И.
Вита, Миленькая, С.Советова. Мы друг друга не поняли…
Вита, Миленькая, С.Советова.Тайные думы Дуни Петровой
Вита и С.Советова. Золушка
Брагилевский Д., Федоров В. Тоска, досиживаю пару…

2IMG_0024
Наблюдения прабабушки во время эпизодических встреч с правнуком Мирославом
(в честь годовщины рождения Мирославчика)

Минул год, подрос пострел.
В личной жизни преуспел.

( в 4 месяца)1IMG-20151107-WA0001
Пузыри пуская в ванной,
Попрощался с папой, с мамой,
Для страховки надел круг,
Если шторм настигнет вдруг,
Поплыл в дальние края,
Чтоб исследовать моря.
Жу-жу-жу, мотор шумит,
Корабль к берегу рулит.
1IMG-20160223-WA0000
(в 6 месяцев)
Не всё по морю кататься,
Надо музыкой заняться.
Бьет по клавишам ладошкой
И волнуется немножко.
Где же зрители? Идите,
На артиста поглядите!
Вот такой я виртуоз,
Музыкантам утру нос.

(10 с половиной месяцев)
Пришло время: я всё сам!
Помогаю даже вам.
Вы себя не утруждайте,
С ложки есть не принуждайте,
Сам я пищу добываю –
Положите только с краю.
Без труда рукой достану,
Ложкой есть пока мне рано.
Сам я в рот себе пихаю,
Сам жую и сам глотаю.
Вот такой я удалец!
Разве я не молодец?

(11 месяцев)
Вы мне только доверяйте,
Половую тряпку дайте.
Сам полы везде помою.
В доме праздничность устрою.
Бабка внука посетила.
Безделушек натащила.
Смотрит правнук с удивленьем:
Это что за представленье?
Тут такая ерунда –
Хи-хи-хи и ха-ха-ха.
В знак приличия и такта
Промолчал внучок, однако,
И прабабку развлекал,
Ненавязчиво и скромно свои игры показал.
В гараже стоит КАМАЗ,
Заготовлен про запас.
Пирамида – красота!
В ней все радуги цвета.
Кольца ловко надеваю
И верхушкой прикрываю.
А в коробке все забавы:
Ромбы, кубики, овалы,
Интересная игра
Для развития ума.
Чтоб в окошечко попасть.
Фигурку сложно отыскать.

И на этом до свидания –
Пока-пока-пока,
Продолжаются причуды
Годовалого Мирка.
ТОрт
Краткую биографию Мирославчика и фантазии от его имени подглядывала прабабушка Вера (89 лет)

(Пишем, как всегда, не сговариваясь)

С.Советова

Преуспевший муж в науке,
Стал носить на лямках брюки,
Пить отвары на урюке,
Потому что лишний вес.

Зеркала вещали правду:
«Ты не молод, выпей йаду,
Хорохориться не надо,
Не вселится больше бес».

И решил мужик на утре,
Что пора рубильник пудрить,
Причесать седые кудри
И покрасить в чёрный цвет.

В настроении прекрасном
Прикупил пакетик басмы,
(Для чего она, не ясно),
Посоветовал сосед.

Вита

По соседовой наводке
Натянул похуже шмотки,
Тут же хлопнул рюмку водки
(Как-никак, культурный шок!)

И, спокойный и суровый,
Сделал шаг он к жизни новой –
В мутной банке поллитровой
Разболтал свой порошок.

Произнёс слова молитвы,
Как перед началом битвы,
Помазок от старой бритвы
Он недрогнувшей рукой

(Хоть немного и с опаской)
Погрузил в ту банку с краской,
Пожалев, что нету КАСКО
Вот на случай на такой.

С.Советова

Перед зеркалом ретиво
Клюкнул литр аперитива,
Как для сдачи норматива.
Красить начал не спеша,

С чувством, толком, расстановкой
Подкрепился поллитровкой,
Стал мазок не очень ловкий,
Широка зато душа.

Прядь за прядью зеленеет
Наряду с зелёным змеем,
Грезит дед, как будет с Нею
Поживать в плену утех.

Расколбас весёлый вышел,
Несмотря на сотни книжек,
Поползла с которых крыша,
Удивился политех.

Вита

А одна такая леди,
Зам. зав. кафедрою в Меде,
О зелёном этом деде
Приготовила доклад,

Расписала, как по нотам,
Как, чего и от чего там,
Интерес к её работам
Сразу вырос во сто крат.

Дед, вниманьем утомлённый,
И при этом обозлённый,
Шёл домой, такой зелёный,
Чтоб принять скорее душ.

Подходя к родному дому,
Повстречал соседку Тому,
Тома с визгом впала в кому.
Рассердился Томин муж,

Заорал он с перепою,
Мол, и дома нет покою,
Ходит чудище такое
И пугает мирных баб!

Струсил наш герой изрядно,
Заскулил, мол, ладно-ладно,
Сам отмыться был бы рад, но
Почему-то вдруг ослаб.

С.Советова

У хероя от испуга
Резко лопнула подпруга,
От такого он недуга
Стал практически не свой.

Узнавать его не стали
Ни соседи и ни крали,
Перестал крутить педали,
Ухайдакал статус-кво.

Два пучка зелёным цветом,
Порыжевшие при этом,
Распластались в стиле ретро
По затылку кое-как.

Позабыв о грешном прошлом,
Он лепил себя хорошим,
Получился только тошным,
Назовём его дурак.

Вита

Дураку по жизни плохо –
Такова сейчас эпоха –
Принимают все за лоха,
Обмануть все норовят:

То приносят договоры,
Мол, купи у нас приборы,
То про площадь разговоры,
В общем, парят все подряд.

И подумалось соседям,
Объяснить бы надо детям,
Не общались чтобы с дедом,
Вдруг да дедушка – маньяк.

Ребятня смеётся звонко,
А соседская Алёнка
Всё зовёт его “Зелёнка”
Или “Йода” на крайняк.

С.Советова

Только деду не сидится,
(Шило в *опе или спица),
Ни к чему ему синица,
Дайте с неба журавля.

Заниматься начал станом,
Расходился неустанно
Пресс качать манером странным –
Сел на трактор и в поля,

Где пшеница колосится…
Поспешил он там умыться
Молодильною водицей,
Как Малахов научил.

А для пущего эффекта
Он устроил сольный бег там.
Минус тридцать сбросят те, кто
Верят в лекаря почин.

Только, что конкретно сбросят:
Вес, лета, листву под осень?
Иль волос последних просинь?
Им никто не объяснил.

Резво бегает дедуля,
Разорил нечайно улей,
Пчёлы больше не уснули,
Так и носятся за ним.

Вита

Дед, хоть в темя был покусан,
Не хотел казаться трусом,
Не повёл он даже усом,
Хоть пыхтел, как паровоз,

Полегла вокруг пшеница,
Но покой нам только снится,
Удивленно смотрят лица
На такой вот сельский кросс.

Добежал дедок до стога,
Отдохнуть решил немного,
Вдруг в стогу увидел ногу,
Не мужскую, ясен пень,

А потом услышал шорох…
Вмиг разрыл он сена ворох
С криком, есть ещё, мол, порох,
Не настал мой судный день!

С.Советова

День был летний, жаркий где-то,
Пахло сеном, туалетом,
Но влекло укрыться пледом,
Забодал радикулит.

Чу! А ног уже четыре!
Нету счастья в этом мире…
В жар бросает как на гриле,
В организьме всё болит.

Переждал дедок три такта,
Стал подкашливать бестактно,
Не стерпел такого факта,
Что все заняты места.

Шевеленье в сене смолкло,
Показалась морда Фёклы,
Над которой меч дамоклов
Замаячил неспроста.

Ведь дедок приметил фею,
Постоянно грезил ею,
А Она, презрев затею,
Кувыркается с другим.

Подхватил дедуля вилы,
Кинул в стог, что было силы,
Но внезапно подкосило,
Потому что все враги.

Вита

И тотчас же почему-то
Стало муторно и мутно,
И ужасно неуютно,
Захотелось вдруг домой,

Чтобы сидя в тёплом месте
Хватануть грамм эдак двести
Под футбол или под “Вести”,
Да с картошкой отварной.

А потом добавить триста
(Это лишь с устатку чисто),
Вспомнить навык гитариста
И запеть перед окном.

Распахнув его пошире,
Чтоб гремело не в квартире,
А во всём ближайшем мире,
Чтоб дрожал, короче, дом!

Размечтался дед на сене,
Аж запел про “сени-сени”,
Чем и вызвал опасенья
У сбежавшихся селян,

Фёкла взвизгнула с испуга,
Подбежали тут три друга
И связали деда туго
Миха, Паха и Колян.

С.Советова

Лихо бросили в багажник,
Не захлопнулся он даже.
Нету чувств у деда гаже,
Чем лежать вязанкой дров.

Взвизгнул старый запорожец,
И поехали три рожи
Не в какую-то Камбоджу –
До известных всем Бугров.

Дед подумал: «Вон беда где,
Расписался если б в акте,
Не тупил как птеродактиль,
И женился б на яге.

Но хотелось ведь молодку,
Пару раз хоть сделать ходку,
Покатались бы на лодке,
Погуляли по тайге.»

Так в мечтаниях и с кляпом
Уронили деда на пол,
Отрывать не стали лапоть,
Что прилип к его ноге.

Попинали словно мячик,
Дали знать, что он не мальчик,
И, тем более, не мачо.
Время – ползать на рентген.

Вита

Дед очнулся за сараем
(Не назвать сарай тот раем),
Рядом пёс зашёлся лаем –
Не любил чужих Трезор.

Тут свинарка, лай заслышав,
Подошла взглянуть поближе
И решила – едет крыша,
Потому что, вот позор!

Взгляду бабы изумлённой
Вдруг предстал мужик зелёный,
Хоть частично оголённый,
Но в кроссовках “Адидас”,

С синяком к тому ж под глазом.
Вмиг отшибло бабе разум,
Ощутила в горле спазм,
Да и впала тут в экстаз.

С.Советова

Пребываючи в экстазе,
Баба вспомнила о базе,
Зарядиться чтоб заразе,
Вечным двигателем стать.

Нос припудрила, холера,
Для такого кавалера,
Приняла крутые меры,
Чтоб занять в кустах места.

Время ползать – чем не время?
Пусть у деда лысо темя,
Но ещё годится семя
Для различных авантюр.

Пусть в забвении зачётка,
Не нужна зубная щётка,
Но гормон играет чётко,
И особенно для дур.

Не случилось шашней с Фёклой,
(Показалась деду блёклой),
Протерев в очочках стёкла,
Дед направился в народ.

Люд был в образе свинарки,
Стал искать дедок подарки,
Чтоб срубить объятьев жарких,
Три ромашки и вперёд.

Вита

Тут, конечно же, некстати
Объявился председатель,
Обнаружил это пати
Посреди колхоза прям,

Заорал, мол, Алевтина,
Это что тут за картина?
Не накормлена скотина,
Ты же тут разводишь срам!

Прекращай ты это порно! –
И свинарка, взяв покорно
Пару вёдер комбикорма,
Потусила грустно в хлев.

Только зря она грустила –
Не утратил дедка пыла
И за ней прокрался с тыла,
Даже как-то осмелев.

Намечался вечер томный.
Хлев уютный был, хоть тёмный,
Хрюкал хряк в углу огромный,
Звучно чавкала свинья,

Дед, в улыбке скорчив мину,
Распрямил немного спину
И в объятьях сжав фемину,
Проскрипел: “навек моя!”

С.Советова

После первого бокала
Алевтине предрекала
Сваха знойного нахала,
Но настал известный час:

Полшестого … тихий вечер,
Не зажгутся сами свечи,
Дед любовью искалечен,
Рад бы дать, да не отдаст.

Где-то лопнула пружина
От застойного режима,
Натянулась также жила,
Как гитарная струна.

Всё полопалось, что можно,
На макушке даже кожа,
Ведь зелёнка всё изгложет.
Во, настали времена!

Лучше ехать деду в Сочи,
Безопасней, между прочим,
Только наш герой не хочет,
Заржавели стремена.

Вита

Алевтине-то засада,
И сама уже не рада,
Что пригрела, гляньте, гада
На своей же на груди,

Раскатала сдуру губы,
Увлеклась зелёным чубом,
А теперь не будет чуда,
Тут к гадалке не ходи.

В общем, изгнан дед с позором.
Провожаемый Трезором,
Молча скрылся за забором,
Водрузив лопух на плешь.

Эх, когда-то были годы,
И походы – так походы…
А теперь что? Пей мин. воды
И творог протёртый ешь?

Плюнул дед в припадке гнева
В сторону села и хлева,
Где рыдать осталась дева,
Не попавши в список жён,

И подумал: “Бабы – дуры,
Но ведь я не чужд культуры!
Есть таблЭтки и микстуры,
Выход, значит, быть должон!”

С.Советова

Всем известно, где есть выход –
Там, где вход. Не стоит выкать,
Для начала просто лыко
Научиться бы вязать.

Не ступая дважды в реку,
Вечерком зайти в аптеку,
Громко там прокукарекать
И таблЭтки нагло взять.

Мол, на голову я болен,
И к тому же отфутболен,
Я платить должон доколе?
Подавай пакет колёс!

Пригрозил в аптеке пулей,
Чтобы тётки не уснули,
Получил своё дедуля –
Порций несколько унёс.

Чтоб добиться нужной формы,
Сразу съел четыре нормы,
Поначалу стал задорный,
А потом заметно скис.

Зашаталась резко челюсть,
Как качаются качели,
Потекло из разных щелей,
Что могло – упало вниз.

Вита

Пнул ногой он урну метко,
Видит вдруг – торчит газетка,
А в газетке той заметка,
“Объявления” раздел.

Дед читает: “Парикмахер, –
Это ладно, это на…фиг,
А вот это, ну-ка… Знахарь!
Это то, что я хотел!”

Некто Старец Павсикакий
Сглаз мгновенно снимет всякий
И заправит бензобаки,
Прочитавши заговор,

Зуб недостающий вставит,
Карму гадкую исправит,
И работать вмиг заставит
Так сказать, любой прибор.

Вот оно, нашлось решенье!
Прикупил дед угощенье,
Постучался в дверь в смущенье
Из своих последних сил.

Заскрипела дверь в бараке,
Вышел к деду Павсикакий,
Принял водку и дензнаки,
Но войти не пригласил.

С.Советова

Павсикакий был в фаворе,
На полставки пел он в хоре,
По колено было море –
До чего мужик могуч.

Шли к нему гурьбой невежды,
В коих он вселял надежды –
Станут юными как прежде,
Был для них как солнца луч.

Но нельзя не подивиться,
«Повсикакиевы» лица
На прицеле всех полиций
В профиль, задом и анфас.

Наш дедок хоть был ученый,
Но совсем не утончённый,
На проруху заточённый,
От знахарства вмиг угас.

Вита

Кем он там себя ни числи,
Всё одно – усы повисли,
И совсем другие мысли
Зароились в голове –

Алевтина, да и Фёкла,
В памяти всплывают блёкло,
Поменять в очках бы стёкла,
Иль надеть их пары две.

В общем вышло так: у деда
Поменялось жизни кредо,
Спит теперь после обеда,
Пьёт кефир и ест творог,

Полюбил морковку в супе,
Лидер стал в здоровья группе,
Втихаря разводит гуппи
И ромашку сушит впрок.

Апрель 2016 г.

С.Советова

Ты дождался наконец –
Наступила пенсия.
Годовых не счесть колец
И на плеши плесени.

Все года твои теперь,
Раньше были общие,
Звонко хрюкает капель,
Ты готов для почестей.

Ждешь наград и похвалы
От любой попутчицы,
Но когда не ешь халвы,
Сладко не получится.

Буду язвой твоего
В этот день желудка я,
А виной – твой статус-кво
И погода жуткая.

Вита

Ты теперь пенсионер,
Обрастаешь льготами,
И подумай, например,
Для тебя работа ли?

Ты ж работал “на износ”,
Глупая традиция.
Есть от государства взнос.
Нафига трудиться, а?

Чай, тебе не двадцать пять,
И ломаться нечего,
Будешь до полудня спать,
Или же до вечера.

Тихий вечер проведёшь
Ты потом у телика.
Непонятно, отчего ж
у тебя истерика???

С.Советова

Почему в глазах печаль,
И надежды рухнули?
Всё сначала не начать,
Укатали ухаря.

Бесконечный выходной,
Талия не стройная.
Обзавёлся лишь одной
Тачкой пескоструйною.

В остальном активов нет,
Не набрался опыта,
От женитьбы вредный след
И пустые хлопоты.

Средь завидных перспектив
Ни одна не нравится,
В голове звучит мотив:
Не глядят красавицы.

Вита

Где ребро, в котором бес?
(Седина-то – вот она!)
И теперь тропа в собес
Для тебя протоптана.

Справки носишь – то одни,
То другие, тоннами.
Но зато не будут дни
Слишком монотонными –

Утром очередь займёшь,
Выйдешь – день закончится.
Обхамили – ну так что ж,
Знать, попалась склочница.

И лечить тебя врачи
Будут сплошь бесплатные.
Понапрасну не ворчи,
Мол, “хочу обратно я”!

С.Советова

Не приедешь в наш колхоз,
Не получишь пропуска,
Нам не нужен твой навоз
И с изломом лопасти.

То желтуха, то понос
Пусть с тобой останутся,
В дополнение – склероз
Для достойной старости.

Получай, что заслужил
И желал для ближнего,
А постельный свой режим
Исполняй-ка в хижине.

Для землянки ты созрел
Без цивилизации,
Встанешь утром на заре –
Вся душа в прострации.

С.Советова

Пил надрывно дней пять-шесть,
Прокутилась пенсия!
Хорошо – причина есть,
Хук по равновесию.

Пить коньяк теперь с утра
Можешь, коль расстроился,
Увеличивать метраж
В области у пояса.

Вот и вышел ты в тираж,
Дис-ква-ли-фи-ци-рован,
Спич про молодость – мираж,
Ложь убого-сирая.

Покрути теперь хвостом,
Возрастом похвастайся,
И на месте на пустом
Поработай ластами.

Вита

Глянешь сумрачно в окно.
Дни стоят погожие,
Дам на улице полно,
Жаль, что мимохожие.

Зря до пенсии терпел,
Всё, ушло томление.
Поднимается теперь
Лишь одно давление.

Позабыл тебя бомонд,
Оттого – фрустрации.
Только Пенсионный Фонд
Шлёт тебе дотации

С.Советова

Льготам новым старый рад,
Раз халява выпала,
Чай пьешь, бывший казнокрад,
Нынче с мёдом липовым.

Ни кола и ни двора,
(Кол тесал на лысине),
На работу не пора,
Это кара вышняя.

Нет ни внуков, ни детей,
Ни других нахлебников,
Без любовных лишь затей
Тошно Фонда пленнику.

Вита

Нынче скромный твой досуг –
Отдых на скамеечке.
Но ведь сам рубил свой сук,
И рубил умеючи,

Думал, что навек в седле,
Оказалось – фиг тебе.
“Первый парень на селе” –
Это просто фикция.

Домино и алкоголь,
Больше был бы рад бы, но…
Заведи собачку, что ль?
Та тебе ж не надобно!

С.Советова

До собачки ли тебе,
Грезишь томно ледями,
Только шашни на уме,
Как урвать последнее.

В уходящий сесть вагон
На конечной станции,
Возвести лямур в закон
К молодушкам в старости.

Но судьба вершит своё –
Приголубить некому,
Кошелёк романс поёт,
Разум не кумекает,

Как без денег юных дев
Подцепить на улице.
Будь ты Овен или Лев –
Не сдаются курицы.

Хоть семь пядей, хоть и нет,
На тебя не бросятся,
Потому что бедный дед
С дряблой переносицей.

05.04.2015-15.04.2015

Что-то мы раскочегарились. Возможно, будет продолжение.

И правда – тема-то благодатная!

Продолжение от 18-19.04.2015

Вита

Камни в почках (се ля ви!),
Да вставные челюсти –
Вот и все теперь твои
Фирменные прелести.

В клуб для тех “которым за…”
Ходишь ты по пятницам,
Но у всех же есть глаза,
Тётки только пятятся.

Пусть один ты к десяти,
Такова статистика,
Им с тобой не по пути,
Ты мозги прочисти-ка,

Головой подумай сам,
Что с тебя им радости?
Зря течёт всё по усам,
Не тебе те сладости!

С.Советова

Тёткам лучше быть одним,
Чем с тобой – обузою.
Дни идут в тоске твои:
Что же там под блузою?

Ты на проволоке глаз
Запустить готовишься,
Проторить шпионский лаз,
Влипнуть чтоб в историю.

Только нос побереги
Сизо-красно-аленький.
Не видать твоей ноги
В запрещённых спаленках.

У тебя отклеен ус,
Простатит заношенный,
Но твердишь ты – ну и пусть,
Мужику положено.

С.Советова

У меня на вас досье,
Не отвертитесь, месье,
Собирала эту папку,
Чтоб порадовались все.

Вы давно достали нас,
Наступил желанный час,
Вас прихлопнуть можно тапкой:
Налицо – реальный шанс.

В девяностом вы году
Посадили лебеду,
Продавали всем прохожим,
Отравляли на беду.

А в двухтысячном вот тут
Закопали тайно ртуть,
И не стыдно с этой рожей
Продолжать ваш скользкий путь?

Вита

Вот, смотрите, документ
(Мне помог знакомый мент)
Вы же, блин, производитель
Самых гадких порнолент!

И свидетелей найду,
Как в ГАИ давали мзду…
Адвоката не хотите ль?
Привлекут ведь вас к суду!

Вот ещё, смотрите, лист:
Кой-то, на руку не чист,
Торговал паленой водкой,
Притворяясь, что таксист.

И бульдозер, ко всему,
Вы похитили из СМУ*
Так что будет путь короткий –
Выкрал, выпил – и в тюрьму!

* – СМУ – строительно-монтажное управление

С.Советова

Вот бумага из суда,
Не ходили вы туда,
Штраф платите за неявку –
Пользы больше, чем вреда.

Вам предъявлен правый иск,
Вы – по жизни аферист,
И, покуривая травку,
Приворовывали рис.

Есть ещё один аспект –
Спёрли в вузе вы конспект,
По нему, карьеру сделав,
Сдали в ввод чужой объект.

По системе банк он-лайн
Всплыли тёмные дела,
Обналичивали смело
Деньги жителей села.

Вита

А в двенадцатом году
В Ботаническом саду
Вы играли на гармошке
У прохожих на виду,

И вещали – так и так,
(Вы на выдумки мастак!)
Мол, еды у вас ни крошки,
Мол, подайте хоть пятак,

Вы труда, мол, ветеран
И страдаете от ран,
Дескать, вам на стройке ногу
Отдавил подъёмный кран.

Все считали вы – герой,
Подавали вам порой,
До Антальи на дорогу,
И на бутерброд с икрой.

С.Советова

Вы везде имели вес:
Неплательщик в ФНС**,
Крышевали «серый» бизнес,
Потому сослали в лес.

Не сидели там пень пнём,
Деньги делали на нём,
Нипочём любой вам кризис,
Наготове – ход конём.

Про четырнадцатый год
Есть подробнейший отчёт,
Как сказали журналистам,
Что к порокам вас влечёт.

Как знаток различных сфер,
Алчный коррупционер,
Цепкой хваткой карьериста
Захватили кресло «Мэр».

** Федеральная налоговая служба

Вита

А под кличкой “Депутат”,
Есть у нас о том доклад,
Много дел вы провернули
И, конечно, за откат.

Так, купили где-то с рук
Самоваров двести штук,
Торговали ими в Туле,
Без душевных всяких мук.

И ещё момент учтём –
Притворились вы врачом,
Продавали вы “от гриппа”
Мел с толчёным кирпичом.

А потом сказали спич,
Что микстура “мел-кирпич”
Все болезни лечит, типа,
И излечит даже ВИЧ.

С.Советова

Все дела сходили с рук,
Как ходили вы без брюк,
Выбрав роль в спортивном зале
Под названием «Физрук».

Загоняли там детей
Нормативом без затей,
До сих пор не повязали
Вас за то в Алма-Ате.

Плачут Томск, Тюмень, Кавказ,
Вспоминая вдруг о вас,
Да и Запад не спокоен,
Если дан туда приказ.

Совершив детей посев,
Ни однажды не осев,
Не вылазили из коек,
Переметив кучу дев.

Вита

Наследили вы везде:
В Бресте и в Караганде,
В Комсомольске-на-Амуре,
Даже, блин, в Улан-Удэ!

Там, где вы – там жди беды –
В кране точно нет воды,
Полегли поля, в натуре,
Словно полк прошёл орды.

А тайга! Да ту тайгу –
Лучше б отдали врагу!
Наломали дров в тайге вы,
Не поправит и Шойгу.

По тайге ходили “ню”,
Жгли костры пять раз на дню,
И жень-шеня все посевы
Истоптали на корню

С.Советова

Равен шанс спастись нулю,
Вас я точно расколю,
Как по-варварски у бедных
Отнимали сыр дор-блю.

А когда нашли вы нефть,
Перестали птицы петь,
Ваше жизненное кредо –
Всё испортить хоть на треть.

Не закрывши в спешке кран,
Сотни баррелей украл,
Утекло богатство в реки,
Наступил природе крах.

Это горе не беда,
Есть ещё у нас вода,
Но пропали чебуреки
И появятся ль когда?

Вита

Подозренье также есть,
Вы в продмаг смогли залезть,
Там украли тонну гречки.
Что теперь народу есть?

В водах некоей реки
Постирали вы носки –
Окуней не стало в речке,
Сдохли, видимо, с тоски.

Ну, и к списку прочих бед
Мне добавил Интернет –
За год три звезды погасли,
А сверхновых что-то нет.

Испарилось вещество.
Объясните, отчего?
Это всё не из-за вас ли?
Если да, вы просто сво!

С.Советова

Вы – и сво, и ско, и му,
Не расскажешь никому,
Почему уму всё ясно,
А вот сердцем – не пойму.

К вам неровно я дышу,
Хоть вы хитро-наглый жук,
Собрала досье напрасно,
Приходите на межу.

Вита

Не забудьте портмоне,
Каберне и пралине,
Чтоб казалось, ну хоть с виду, –
Принц на белом вы коне.

И готовьтесь стать отцом…
Что бледнеете лицом?
Ну тогда, вам не в обиду,
Я прибуду с кузнецом!

С.Советова

Чтой-то облик ваш раскис,
И глазёнки смотрят вниз,
С кузнецом ходить на встречи –
Мой естественный каприз.

Или страшен ваш приплод,
Что приткнулся в тайне вод?
Ляжет грузом вам на плечи
Но продолжит ушлый род.

Вита

Не крутите головой,
Вам, поди, ведь не впервой,
Вам же, вон, в одной Тюмени
Каждый третий будет свой.

Бабы – дуры, но не все,
На Фортуны колесе
Поднимусь – не зря без лени
Собирала я досье.

Вы, по жизни хоть и гад,
Не укроетесь за КАД,
Отвертеться не удастся,
Не поможет адвокат!

Если я чего решу,
Тут уж, ясно и ежу,
Лучше будет сразу сдаться.
Так что – живо на межу!

06-08.12.2014 г.

С.Советова

Было скучно, тошно даже,
Захотелось вдруг оков,
Занесло на распродажу
Всяко-разных мужиков.

Этикетки зазывали,
Аннотации влекли,
Но скрывались под вуалью
Никакие мужики.

Видно, срок храненья вышел,
Пересортица и брак.
Вон снесло товару крышу,
Не уляжется никак.

А на третьей полке слева
Заскорузлый ловелас,
Обманул немало девок
И прицелился на вас.

Вита

Продавцы, понятно, прытки,
Пристают – прям к горлу нож,
Мол, у нас такие скидки –
Не захочешь, а возьмёшь!

Всех мастей и всех комплекций,
Вот счастливый твой билет –
Тут остатки от коллекций
За, наверно, десять лет.

Правда, что-то стало грустно:
На витрине – дворник, мент,
Инженер, моряк – негусто.
Это весь ассортимент?

Можно мне взглянуть поближе
На того с усами, плиз?
Ой, не надо, вижу, вижу –
Мелковат, к тому же – лыс!

Этот – сволочь, видно сразу,
Тот вон – пьёт и спьяну лют,
Ну когда же им на базу
Поприличней что пришлют?

С.Советова

Эти хавают капусту,
За версту их слышен хруст,
Без козлов на полках пусто,
А с козлами – густо, плюс.

Тот скупой, другой – не в силе,
Этот – в доску, но не наш.
Как, скажите, здесь осилить
Годовой объем продаж?

Нет товара без амбиций,
Но у каждого изъян,
Этот любит в зале бриться,
Тот у суслика в друзьях.

Но мужик вам, не булавка,
Ищешь лучше и найдёшь.
Дайте мне из-под прилавка!
Третий сорт толкать хорош!

Вита

Тут немного отвлеклась я,
Вдруг смотрю – во это да!
Что за очередь на кассе?
Тёток всех смело туда.

Ну, и я скорей рванула,
Стрёмно же, в чём дело тут.
Это жителей аула
Бабы пачками берут,

Мол, сгодятся для работы,
И – захватывает дух –
Платишь лишь за одного ты,
Получаешь – сразу двух!

Не, такого мне не надо,
Пусть они и хороши,
Я ищу ведь не для сада,
Не для дачи – для души.

Я же – хочется мне верить –
Разбираюсь в мужиках…
Можно вон того померить,
В шляпе, в галстуке, в очках?

Тьфу! С досады чуть не плачу,
Вот что значит “не везёт” –
Этот продан и оплачен,
Увезут его вот-вот.

С.Советова

Акционного товара
Ограниченный запас,
Не найти ужель мне пару?
Прихожу не в первый раз.

Толчея совка почище,
И с прилавков всё метут:
Водолаз, завхоз, учитель –
Чью-то выполнят мечту.

Агроном, писатель, трутень –
Улетают нарасхват,
Не задавят – живы будем,
Отдадим по сто зарплат.

Через два часа стояний
Я согласная почти
Экспонат купить «Хозяин»,
Чтоб его лелеять, чтить.

Увела прям из-под носа
Грицацуева мадам
Вышеназванную особь,
Заорала: «Не отдам!!!»

Вита

Тут я, как бы между делом,
Но с расчётом, ясен пень,
Подгребаю к завотделом,
Начинаю: “Что за хрень???

Вот у вас была реклама…”
Завотделом сразу в крик:
“Вы – орёт – поймите, дама,
Здесь дисконт, а не бутик!

Там товар не мят, не топтан,
Там и лоск, и шик, и вид,
А сюда привозят оптом,
Знамо дело, неликвид.

Если ж, дама, вам удачу
Хочется поймать за хвост,
Подойдите к полке с мачо,
Там сегодня был привоз!”

С.Советова

Я стою и чуть не плачу,
Так хочу надеть хомут!
Но зачем мне эти мачо?
Их бесстыдно уведут.

Да в нагрузку к ним толкают
Массажистку и кутюр.
Я, поверьте, не такая,
Содержать чтоб этих дур.

И ещё прекрасно вижу,
Что товар к тому же плох,
Зацепился вон за лыжу
И стоит, пришпилен, лох.

Мне бы парня посвежее,
Но размером с «под каблук»,
Чтоб ему была я шеей,
Чтобы был он в меру глуп.

Миленькая

Хоть в дожди и не вылажу
Я из дома никуда,
Приползла на распродажу:
Расхватают, что тогда?

В наше время бабы ловки,
Раз зевнёшь, проявят прыть:
Коль товар, да по дешёвке,
Отчего бы не купить.

А мужик – товар неслабый,
Не на день, а на века.
Быть ведь надо дурой-бабой,
Чтоб не хапнуть мужика.

Только дама я с капризом
И претензией сплошной.
Надо мне не с носом сизым
И не с тощею мошной,

А, понятно дело, надо,
Чтобы интеллектуал,
И чтоб с тыла, и с фасада
Всю меня очаровал.

Да и то ещё полдела.
Мне б духовное родство,
И чтоб таяла и млела
Я при взгляде на него!

Так что и не верю даже,
Что такого отыщу…
Где же взять на распродаже
И духовную мощу,

И талант, и ум, и стать, и
Рост, и лоск, и экстерьер.
Чувство юмора чтоб, кстати,
Состояния размер,

Без пристрастия к бутылке,
Без пороков, без оков…
Почесала я в затылке –
Ну их нафиг, мужиков,

Я без них жила полвека,
Поживу ещё пока –
Мне ведь надо человека,
А не просто мужика!

23-27.08.2014

Помните “Ремонт”? Так вот это была первая часть. Когда хочешь развестись, попробуй сначала ремонт, а если не помогает, тогда – часть вторая)))

С.Советова

Развод, закаляются слабые нервы.
Отнимет деяние жизни кусок,
И я не какая-то гадкая стерва,
А просто попили из женщины сок.

Терпение, словно суровая нитка,
И та перетёрлась, полжизни под хвост,
«А ну, затвори потихоньку калитку,
Пора бы покинуть насиженный пост».

Судебные приставы ломятся в двери,
Закон им написан, спешат выполнять,
А я в избавление просто не верю,
И нервно кручу непокорную прядь.

Вита

В прихожей – корзина, картина, картонка,
Диван (он, зараза, застрял по пути),
И я намекаю достаточно тонко,
Что грузчиков я заказала к пяти,

Что было бы вовремя очень и кстати,
Ведь срок-то на это достаточный дан,
Носки и трусы, что лежат на кровати,
Сложить в приготовленный мной чемодан.

Однако объект мой, охочий до крошек,
Спешит заявить мне в лицо без стыда,
Пропал, мол, бесследно, мол, галстук в горошек,
И он без него не уйдёт никуда!

С.Советова

Уселся на кухне, открыл холодильник,
Проверил привычно, что плохо лежит.
Рука потянулась к бифштексам и дыне,
Совсем не пропал у него аппетит.

И вдруг (в кои веки!) картошки начистил,
Стремительно взял пылесос, молоток,
Забыл, что других поучал как учитель,
Сам занял услужливо нужный шесток.

Нашёл в ванной комнате галстук в горошек,
Совсем незаметно припрятал в карман
И стал исключительно милым, хорошим,
Надеясь, что я не раскрою обман.

Вита

Понять его можно – обед здесь и ужин,
И полки с трусами в порядке в шкафу,
И чай с коньяком, если, типа, простужен…
Ну где ещё сыщешь такую лафу?

Конечно, стараться тут есть, чего ради –
Катался, как в масле катается сыр.
И вот он, побрившись, при полном параде,
Под марш Мендельсона наводит блезир.

Рассчитывал – стукнет меня ностальгия,
Я сдамся без боя, падут рубежи,
Но, видимо, встала не с нужной ноги я –
Не сдвинусь на шаг я со свежей межи!

Ведь всё, чему учит мой жизненый опыт –
“Мужскому раскаянью, дура, не верь!”
А тут, очень кстати, послышался топот,
И грузчики радостно ломятся в дверь.

С.Советова

Да, марш Мендельсона, приверженник брака,
И сразу захочется пальцем в кольцо,
Но знать не мешает, что это – клоака,
Загинуть в супружестве можно с концом.

И тут эксклюзивно возникла идея:
А, может, торжественно встретить развод?
Сей мыслью, себя офигительно грея,
Пронзаю инстанции и небосвод.

Представьте, приходят супруги из бывших,
Пер Гюнт их встречает, рыдает весь ЗАГС,
И ксиву о том, что из брака вы вышли,
Вручает заведующий просто так-с.

Вита

Заказаны фото- и видео- съёмка,
И мрачные гости с обеих сторон
Сервизы и вазочки кокают громко,
А также наносят друг другу урон,

И, пусть даже повода нет веселиться,
Но гости, гляди-ка, сидят за столом,
И вот экс-супруги, нахмуришвши лица,
Несут свои кольца во “Вторцветметлом”…

Отрадная в мыслях сложилась картина,
Поймёт только тот, кто с процессом знаком.
Вдруг вижу – мой бывший (однако, скотина!)
Достал из заначки бутыль с коньяком!

Заметив мой взгляд заявил: “Дорогая!
Давай за событие – ну, за развод…”
И грузчикам выпить уже предлагает.
Я чувствую – дружно напьются вот-вот.

С.Советова

Пришли поглазеть на событье зеваки:
Коллеги с работы, соседи гурьбой,
И каждой с трудом объясняю собаке,
Что бывший теперь однозначно не мой.

Их ахи и охи звенят над застольем,
И тосты с ехидцей звучат третий час,
Еды и питья наготовлено столько,
Что гости так быстро не выйдут от нас.

Желают нам счастья в семейном разводе,
И чтоб не в последний, как водится, раз.
За окнами осень унылая бродит,
А грузчики мой выполняют наказ.

Тут бывший супруг притаился за шторкой,
Прикинулся шваброй, тихонько сидит,
Но глаз у меня исключительно зоркий,
И ставлю поступок позорный на вид.

Вита

Он враз притворился, что вовсе не в теме,
И всем своим видом свой выразив шок,
На кухне пристроился рядышком с теми
Гостями, что пили там на посошок.

Уселся, глотнул, как ни в чём ни бывало,
Почистил неспешно ножом апельсин,
Потом вдруг заметил, что водки-де мало,
И надо бы срочно сгонять в магазин,

И тут же в руках появилась авоська,
Сам взглядом стреляет – где деньги лежат,
Я – мигом в атаку: ты это, мол, брось-ка,
И руки-то прочь от моих-то деньжат!

Он снова уселся с обиженным видом,
Досадно, конечно, – не выгорел план.
И тут, в довершение к прочим обидам,
Мой кот – молодчина! – пометил диван,

Тот самый, что едет на съёмную хату
И грузчиков ждёт в коридоре с пяти.
Добавил котяра ему аромату,
И, чую, обивку уже не спасти.

С.Советова

Мужик возмутился: «Паршивец – котяра!
Тебя я кормил, от кастрации спас!»
Котов ненавистником сделался ярым,
Закинул ботинок котяре меж глаз.

А кот увернулся, походкой степенной
Вакантную площадь пошёл обозреть,
Застукать для верности голые стены,
Чтоб старый хозяин не путался впредь.

А бывший хозяин, глотнувший за двести,
Стал речи толкать, что он, в сущности, клад,
Что в очередь станут за ним все невесты,
И будет он этому дьявольски рад.

Мартышка

Тем временем бывший-то новым вопросом
Меня озадачил – серьёзно притом:
“Поскольку диван, извиняюсь, обоссан
Твоим, дорогая, паршивым котом, –

Неважно, что время уже поджимает
И грузчики ждать задолбались внизу:
Пока этот самый диван не отдраю,
Отсюда его хрена с два повезу!”

Задача нелёгкая, знаете сами.
Меж тем уж стемнело совсем на дворе.
И гости к тому же поводят носами:
“Хозяйка, а что это там за амбрэ?”

Вита

Я стиснула зубы – ну, надо же, сволочь!
А мне ведь придётся платить за простой.
И бывшему уксус вручила и щёлочь,
И тряпку, и тазик с горячей водой.

“Вперёд! – говорю, – полчаса у тебя есть,
А если точнее – пятнадцать минут.
И, коли ты время протянешь, копаясь,
Боюсь, что ребята тебя не поймут,

И вынесут из дому вместе с вещами,
С диваном, корзиной и парой трусов!”
Тем временем брат мой, пока я вещала,
На дверь мою новый поставил засов.

Теперь о внеплановом думать визите
Не нужно мне будет ни днём, ни в ночи…
Командую грузчикам бодро: “Грузите!”
И новые прячу подальше ключи.

Диван-таки отбыл на новое место
(Мужик осознал, что напал не на ту).
Его, несомненно, оценят “невесты”,
С таким-то парфюмом – спасибо коту!

С.Советова

Но выгнать гостей оказалось сложнее,
Затеяли драку, ну как же без драк?
Вцепилась золовка и деверь за нею
В ковёр, разнимал их какой-то дурак.

По стенке пилой пробежались родные,
Которые стали чужее чужих,
Сползли второпях со стола заливные,
Пыталась свекруха нахапать хоть их.

Но я преждевременно радужной стала,
Никак не смиряется бывший, никак,
Вернулся обратно к гостям среди бала,
И в образ крутого вошёл жениха.

Хвалиться стал статусом, бабками, блатом,
Харизмой, кристальностью белой души,
А я не стерпела, послав его матом,
Пришлось напоследок вот так согрешить.

3.10-10.10.2012 г.

Она приходит незаметно…
Как солнца луч в глаза, как летний порыв ветра,
Как океанская волна на берег теплый нежно бьется…
Так это чувство для двоих Любовью первою зовется.

Я и не знала… ты не думал…
Она пришла, и не спросив,
Про церемонии забыв, ворвалась в душу.
И теперь, захлопнулась за нею дверь.

Я верю,
долго это чувство забыть не сможем мы.
И вот – Любовь в душе у нас живет…
И радостно от этого… и почему-то грустно…

«Хочешь, я останусь?»-
Прошепчу я нежно.
Сброшу с плеч усталость,
Стану вновь безгрешной.

В аромате ночи
Мы с тобою рядом.
Я слегка смущаюсь
Под туманным взглядом.

Протяни мне руку,
Обними за плечи,
Подари улыбку –
Мне так будет легче.

Стать твоей на вечность
Или на мгновенье.
В этом моё счастье…
В этом преступленье…

Позабудь о прошлом –
Дни, не наши ночи.
Будь моим сегодня…
Я останусь,.. хочешь?

27.03.2012

Как всегда, тесным трио пишем экспромт, жжём, как умеем.

С.Советова

Ремонт. Закаляются слабые нервы,
Когда начинается сметы расчёт,
И крик домочадцев разносится первый –
Санузел закрылся на переучёт!

Мужья, кошаки и пугливые дети
Попрятались срочно по разным углам,
Когда перфоратор возник на рассвете
И сутки продолжил визгливый бедлам.

От пыли, цемента и крошки бетонной
Пропал у свекрови совсем аппетит,
Хотя она весит примерно полтонны,
На снедь почему-то теперь не глядит.

Семейства глава, озабоченно хмурый,
Из дома слинять исключительно рад,
А кот в свете мартовских шашней лямура
Пометил с цементом пакеты, во гад!

Вита

Уже с подозреньем косятся соседи,
Беруши неся из ближайших аптек,
А дворник Вазир – тот в приватной беседе
Спросил о работе для трёх человек,

Мол, будут готовы работать ночами,
Сменяя друг друга, и спать на полу…
Муж только беспомощно дёрнул плечами
И скрылся опять с ноутбуком в углу.

Спасибо свекрови – спасла положенье,
Вазиру ответив решительно – “Нет!”
В стене перфоратор продолжил движенье,
А дети из школы пошли в Интернет.

Кошак, одуревший от запаха краски,
Когтями линолеум новый порвал,
Ему не хватало заботы и ласки,
И он в эмиграцию двинул, в подвал.

И вот, ненадолго народ успокоив,
Над табором нашим раскинулась ночь.
И спит, завернувшись в рулоны обоев,
Братан, что приехал с ремонтом помочь.

С.Советова

С братаном приехала некая зая,
Решила в столицах устроить показ,
Раз негде приткнуться ни в спальне, ни в зале,
Они в коридоре ютятся у нас.

Харчей прикупить нам пришлось на 2 тонны
Побольше, чем лопает наша семья,
Поскольку брательник, когда он не сонный,
Съедает всё в доме, дешевле дать яд.

Наутро зайчонок идёт отрываться,
Ведь в Пырловке злачных кустов не найти,
А мы ищем в комнатах пьяного братца,
Не дать чтобы с верного съехать пути.

Миленькая

Ремонт вам – не шишки пинать, между прочим,
И бабки со свистом летят на него.
Немалый мы куш отвалили рабочим!
С которым и смылись они делово,

Оставив квартиру с разобранным полом,
Без газа и света, воды и тепла.
Такие попались ребята с приколом,
А с ними и фирма – была, да сплыла!

Напрасно строителей крыли мы матом,
Им наши слова, как дробины слонам.
С деньгами без нас так уютно ребятам,
И так неуютно без денежек нам!

С.Советова

Пришлось сразу вспомнить о неком Вазире,
Которого ранее мы развели,
Поскольку всё шатко в изменчивом мире,
Не знаешь, где плюнуть, где сено стелить.

Его отыскали мы дружно в подсобке,
Вручили лопату, кирку, мастерок,
А дворник такой оказался не робкий,
Потребовал сразу с капустой пирог.

Своих субподрядчиков в ванну пристроил,
Там самые грязные виды работ,
И очень удобно, что субчиков трое –
Раздавят поллитру, и дело идёт.

Свекровь отселили на время в подсобку,
Брательника с заей отправили в сад,
А в зале оставили узкую тропку,
По ней все шагают вперёд и назад.

Вита

Короче, живём третьи сутки в разгроме,
О будущем мрачные мысли гоня,
И всем всё, похоже, до лампочки, кроме
Ответственной и терпеливой меня.

Электрик из ЖЭКа, меняя проводку,
Слетел со стремянки, и выдохнув: “…ля!”
Потребовал в срочном порядке “на водку”,
Здоровья поправки, естестенно, для.

Муж пару купюр ему выделил лично,
Рабочему классу, мол, мы не враги.
Электрик тотчас же свалил на больничный –
Лечить сотрясённые об пол мозги.

Мужик мой увидел такую подлянку
И, пива внушительный сделав глоток,
Схватил инструмент и полез на стремянку,
Где встретился с пальцем в момент молоток.

Сейчас же забыв про отвёртки с клещами,
Стремянку ногой наподдав сгоряча,
Муж срочно собрался писать завещанье,
“Лишь только успеть бы!” – в горячке шепча.

Страдальцу намазали палец зелёнкой,
Подули и лёгкий назначили труд:
Накрыть все диваны и кресла клеёнкой,
Иначе велюру пи…, то есть капут!

Свекровь, расхрабрясь, приступила к побелке,
При этом напомнила мне про “семь бед”,
А дети разбили четыре тарелки
(Им велено было готовить обед…)

С.Советова

Вазир, охреневший от фронта работы,
Сославшись на вызов, естественно, в центр,
Оставил в прихожей одни только боты
И след грязно-бурый от них на крыльце.

Семейка уже потеряла надежды,
Что сможет нечистые вымыть тела,
А наша невестка почти неизбежно
К полудню кого-то там вдруг родила.

Вита

Я злилась ужасно, обои кромсая,
Извёсткой и мелом измазана вся.
Тут с грудой пакетов нагрянула зая –
Ей утренний шоппинг вполне удался,

И срочно ей надобно место в кладовке,
Чтоб всё разместить, что добыто с трудом,
А мне нужно мел отряхнуть со свекровки,
Которая рвётся к невестке в роддом.

Назрел тут конфликт интересов, короче,
В истерике зая, насупился брат,
Муж молча воздел к небу томные очи,
А я прокляла всю затею стократ.

Тут кот появился, подвальный скиталец,
Голодный, помятый и явно без сил.
Муж, к верху подняв забинтованный палец,
За “Вискасом” бодро в ларёк потрусил.

Ну вот, расползлись, кто куда. Дезертиры.
Лишь стойкая я, не меняясь в лице,
Стою средь останков несчастной квартиры,
И в тазике клей развожу КМЦ.

С.Советова

Тут в дверь позвонили. Возник на пороге
Профессор с ружьём и мурлом в холодце,
Был взгляд у него исключительно строгий:
Мешайте без звука свой клей КМЦ!

Уснуть невозможно от ваших обоев,
Когда они после полночи шуршат,
Я еле могу разобраться с собою,
Моя не спокойна покуда душа.

Вот что же за люди! Ремонты им надо,
А нет бы в землянке всем жить, куковать,
Ложитесь, собаки! Стреляю! Засада!
И дальше привычное – мать-перемать!

А где ваш котяра? Подайте поганца!
Мне дверь всю пометил, хочу его пнуть.
И где вы скрываете здесь иностранца?
Вазира. Пойду прокурору шепну.

Стукачество жило в профессоре с детства,
Он ябедой слыл среди сверстников, змей,
И если котом опоганена дверца,
Поди, усмири его ярость, сумей.

А мы не старались, не лыком ведь шиты,
Подумаешь, дулом пугает реал!
Послали гонца, проколол чтобы шины
Профессоркой «Мазде», чтоб наших он знал.

Профессор тщедушно запрятал ружьишко,
Когда получил от семейки отпор,
Он понял, с ружжом заигрался и слишком,
А в целом поступок его – перебор.

А мы, в предвкушении клейки обоев,
Немного взгрустнули, а кто бы радел?
Но, в сущности, дело ремонта благое,
И нас не оставит фортуна в беде.

Вита

Тут муж возмутился – чего, мол, в простое,
Сидим, отдыхаем – какого рожна?
Пришлось объяснять, дескать, дело простое,
Но всё же, побелка просохнуть должна.

Уже хорошо – что заткнулся оратор,
Профессор, готовивший нам самосуд.
А снова возникнет – включу перфоратор,
Да так, что беруши уже не спасут!

Тут муж и брательник, подувшись для виду,
На распрях на время поставивши крест,
Решили – кота не дадим мы в обиду,
Пусть даже пометит он целый подъезд.

И вот, пребывая, пусть в хрупком, но в мире,
Желая его сохранить до конца,
Мы с заей картошки сварили в мундире
И банки четыре открыли тунца.

Блаженная всех охватила истома,
Хотелось до завтра забыть про дела,
Но тут прискакала свекровь из роддома
И снова на подвиги нас позвала.

С.Советова

Уж полночь, ни Германа нет, ни Вазира,
Не дремлет лишь злая подлюка свекровь,
Раскинула смету на стол для блезира,
И пить стала (что б вы подумали?) кровь!

Припомнила все косяки и обломы,
И плинтуса ниже задвинула нас,
Сама в сериал отошла про Коломбо
И с помощью блата вернула нам газ.

А я деловая, ответственна в меру,
Решила поклеить одна потолок,
Включила музон, чтобы петь под фанеру,
Не слышать семейных раздраев и склок.

Свекровка воспряла, практически, духом,
Когда на стремянку я вся взгромоздясь,
Вести отказалась и рылом, и ухом,
Вступив с потолком в очень грязную связь.

Ведь то означает, что будет сохранен
Её исключительно важный сынок,
И ей не придётся сигналить охране,
Чтоб слезть со стремянки мне кто-то помог.

И я совершила реальное дело:
Поклеила стены и пол с потолком,
Свекруха, естественно, враз похудела,
И в горле застрял отчуждения ком.

Вита

А мне-то плевать на её отчужденья –
Сижу на тахте я и пью лимонад,
И чувствую – с толком потратила день я,
А завтра уже настилать ламинат

Придут мужики из мной найденной фирмы.
С утра обещались, часам к девяти…
Свекровь тут же в позу – ей нужно кефир, мол,
Родившей невестке в роддом отвезти.

И муж мой туда же – с утра совещанье,
Доклад у него там – прикиньте, загнул!
Короче, он тоже на выход с вещами,
А мне – снова брать на работе отгул.

Я лучше бы в офис рванула с утра бы,
Там кофе, компьютер, пасьянс и сапёр.
Так нет – наслаждайся игрою в прорабы,
Следи, чтоб никто ничего не попёр…

С.Советова

Но тут в дверь ввалились цари ламината,
(Свекровь не успела уехать в роддом).
И ну выражаться, как принято, матом,
Что мебели много, мол, сдвинешь с трудом.

Заставили нас со свекровью подвигать,
Ведь мы развели этот мебельный хлам,
И тут из кладовки возникла Ядвига,
Та зая, что с братом приехала к нам.

Тепло нам не дали, свекровь, замерзая,
В мозгах обнаружила ревностный зуд:
«А что здесь забыла бесстыжая зая?
Ведь завтра невестку уже привезут!»

Часов через несколько плиточник вспомнил,
Что всю вентиляцию плиткой заклал,
И снова квартира в пыли и бетоне,
Как будто бы в стенах искали мы клад.

Завеса из пыли стояла не долго,
Фонтаном забила на кухне труба,
И смылись все зубы, что были на полках,
А мне опостылела кличка «прораб».

Сижу я в печали и стало мне грустно,
Что как-то на мне весь замкнулся процесс,
Полно едоков, а рабочих не густо,
И жажда наживы у всех на лице.

Вита

И снова кипит возмущённый наш разум,
Муж в телик уткнулся, обидой горя,
Братан появился с фингалом под глазом,
А кот ламинат обновил втихаря.

Нет, нету в квартире покоя и мира,
Все, словно в угаре, вопят и орут,
И тут появилась бригада Вазира,
Желая награды за доблестный труд.

Они, мол, трудились без сна и обеда,
Санузел чтоб наш заблистал красотой,
Исчезли? – Они ж испугались соседа,
А значит, положено им за простой.

Мы все онемели от наглости этой,
Лишь брат проворчал, жаль, мол, нету ствола.
А кот под столом подавился котлетой,
Которую спёр перед тем со стола.

Тут зая, используя пырловский опыт,
Со шваброю двинулась наперевес,
И стих недовольства предательский ропот,
И даже к деньгам поостыл интерес.

Трудяги, услышав, наверно, впервые,
Изысканный слог и такой диалект,
В ответ непонятное что-то завыли
И бросили дружно несданный объект.

Ну что ж, поле боя осталось за нами,
И бунт был подавлен почти на корню.
Но в ванной как будто промчалось цунами,
И есть, где ещё поваляться коню.

С.Советова

Мой конь притомился, сапожки стоптались…(с)
Смесители сняты и снят унитаз,
У мужа совсем атрофирован палец,
И дёргаться стал подозрительно глаз.

Тут стало мне ясно, что угол он ищет
И в пору пометить готов ламинат,
На выбор: ведёрко даю с толстым днищем,
Лоток с наполнителем. Чья в том вина?

Что наши строители так подкачали
И незавершёнкой замучили нас.
Сначала работать хотели ночами,
А после азарт их внезапно угас.

И вот я стою средь разгрома и грязи,
Мечтаю о светлом и радостном дне,
Когда же вода потечет в унитазе
И в ванную въеду верхом на коне.

Вита

Как всё это грустно – мечталось о рае,
Чтоб чисто, уютно, и полный блезир,
И вот очутились в полнейшем раздрае,
Спасибо тебе, о почтенный Вазир!

Вот встретила б – тотчас на месте б убила…
Но я же в хозяйстве – практически, маг.
Муж послан купить туалет типа “био”,
А брат – за корытом в ближайший хозмаг.

Свекрови заданье – разжиться водою,
С ведром и канистрой к соседям внедрясь,
Тогда мы трусцой поспешим к водопою
И смоем в корыте недельную грязь.

От пыли и мела отчистивши тушки,
На время сплочённые с бытом борьбой,
Махнув по стопарику, рухнем в подушки,
А утром – пусть снова продолжится бой!

С.Советова

Но бой-то неравный, как вышло в реале,
Ужели ремонт нас вот так победит?
И мы закалились, совсем не устали,
А стали прочнее чем сплав победит.

Проснулось у брата второе дыханье,
Свекровка достала билеты в бассейн,
А зая побрызгала свекра духами,
Короче, остались довольными все.

Последний рывок исключительно важен –
Затирка невзрачных межплиточных швов
Доводит людей до срывания башен,
И хочется снова узреть небосвод.

А тропка в пыли, протянулась что в зале,
Загажена так, аж хрипит пылесос,
А наша, в любви ненасытная, зая
Брательника, стерва, целует взасос.

Прошло пять лет.

И вот наконец завершились работы,
Потрескалась плитка местами уже,
Довёл всю семейку ремонт до икоты,
А зая по дому снуёт неглиже.

Невесткин сынок ходит в старшую группу,
Играя в игру «Зашпаклюй потолок»,
Смышлёный растёт мальчуган и не глупый,
Он в дом подружайку на днях приволок.

Вазира с бригадой давно сократили,
Три банки эмали вручив и паркет,
Эмаль ярославская, в пырловском стиле,
Покраска на век, соскоблить силы нет!

Вита

Но лишь начала я слезать с пьедестала,
На кой я воздвигла себя за труды, –
Прикиньте, соседям вдруг завидно стало:
У них, мол, сарай, а у нас, мол, сады.

Мы празднуем хором – соседям всё хуже.
И с рёвом, как к цели ползущий КАМаз,
Пилила нещадно профессорша мужа,
Мол, хочется ей красоты, как у нас.

Профессор, (он год, как попрошен из ВУЗа,
За то, что студенток любил чересчур),
Решил, дескать, хватит отращивать пузо,
Иначе не влезет в штаны “от кутюр”,

И прямо с утра, не забыв похмелиться,
Он вместо гантелей берётся за дрель.
У наших домашних осунулись лица –
Мешает им выспаться мерзкая трель.

В ремонт-то ввязался он явно впервые,
И часто нам слышен профессорский мат
И вопли супруги, мол, руки кривые.
А брат мой мечтает достать автомат.

Ещё они для разведенья мастики
Заместо “white-спирита” льют самогон.
У заи от запахов нервные тики,
А муж отселился с котом на балкон.

Я стала почётным клиентом аптеки,
Все “новопасситы” скупивши с лотка,
Свекровь же свалила на дачу навеки,
И это одно утешает слегка.

С.Советова

Ничтоже сумняшеся, наша соседка
Послала петицию в органы ФАС,
Была по развитию тля – одноклетка,
Решила, настанет её звёздный час.

Всю жизнь подтирала профессору слюни,
Блюла чистоту и налаженный быт,
Короче, ходила за мужем Колюней,
Пришлось на в/о этой клуше забить.

И в суд заодно написала депешу
О том, что соседи не скромно живут,
Лапши прокурору успела навешать,
Как мы при ремонтах устроились тут.

Бачок золотой и сидение в стразах
Лишили покоя соседку и сна,
И вот надрывается эта зараза,
Плевала она, за окном что весна.

Колюня не хочет разрухи в квартире,
Его перфоратор ленив, слаб и туп,
С утра запирается Коля в сортире
И делает вид, что построит мечту.

А нам, закалённым ремонтами, резвым
Не страшен малютка и папенька чёрт,
И если случатся от власти наезды,
Закроем квартирку на переучёт.

11-28.03.2012 г.

С.Советова

Поздно пить боржоми,
Кофе тоже поздно,
Чувства наши в коме,
Онемели звёзды.

Я спешу в аптеку,
Но фонарь не светит,
Поздно в дискотеку,
И наряды эти…

Миленькая

Я тебя, дебила,
Распознала поздно.
Столько лет любила
Слепо, коматозно.

Ты сломал мне ногу,
Руку и ключицу.
Поздно звать подмогу,
Надобно лечиться.

А душа отноет,
Я тебе, барану,
Распишу таблоид
Поздно или рано!

С.Советова

Поздняя разлука,
Позднее свиданье,
Для меня ты – мука,
Бред и наказанье.

Я сказать об этом
Слишком припозднилась,
Поздно быть в декретах,
Поздно зваться милой.

Почему так лето
Наступает поздно?
Не ношу корсета,
Это жизни проза.

Я сегодня Ване
Было изменила,
Но он прыгнул с бани.
Поздно. Нет дебила.

Вита

Вёл себя ты грубо.
Я была сердита,
И, поджавши губы,
Рявкнула: “Иди ты!”

Я вполне серьёзно.
До чего ж я рада!
Жаль, послала поздно,
Раньше было надо!

16.03.2012 г.

<