Архивы за Апрель, 2016



(Пишем, как всегда, не сговариваясь)

С.Советова

Преуспевший муж в науке,
Стал носить на лямках брюки,
Пить отвары на урюке,
Потому что лишний вес.

Зеркала вещали правду:
«Ты не молод, выпей йаду,
Хорохориться не надо,
Не вселится больше бес».

И решил мужик на утре,
Что пора рубильник пудрить,
Причесать седые кудри
И покрасить в чёрный цвет.

В настроении прекрасном
Прикупил пакетик басмы,
(Для чего она, не ясно),
Посоветовал сосед.

Вита

По соседовой наводке
Натянул похуже шмотки,
Тут же хлопнул рюмку водки
(Как-никак, культурный шок!)

И, спокойный и суровый,
Сделал шаг он к жизни новой –
В мутной банке поллитровой
Разболтал свой порошок.

Произнёс слова молитвы,
Как перед началом битвы,
Помазок от старой бритвы
Он недрогнувшей рукой

(Хоть немного и с опаской)
Погрузил в ту банку с краской,
Пожалев, что нету КАСКО
Вот на случай на такой.

С.Советова

Перед зеркалом ретиво
Клюкнул литр аперитива,
Как для сдачи норматива.
Красить начал не спеша,

С чувством, толком, расстановкой
Подкрепился поллитровкой,
Стал мазок не очень ловкий,
Широка зато душа.

Прядь за прядью зеленеет
Наряду с зелёным змеем,
Грезит дед, как будет с Нею
Поживать в плену утех.

Расколбас весёлый вышел,
Несмотря на сотни книжек,
Поползла с которых крыша,
Удивился политех.

Вита

А одна такая леди,
Зам. зав. кафедрою в Меде,
О зелёном этом деде
Приготовила доклад,

Расписала, как по нотам,
Как, чего и от чего там,
Интерес к её работам
Сразу вырос во сто крат.

Дед, вниманьем утомлённый,
И при этом обозлённый,
Шёл домой, такой зелёный,
Чтоб принять скорее душ.

Подходя к родному дому,
Повстречал соседку Тому,
Тома с визгом впала в кому.
Рассердился Томин муж,

Заорал он с перепою,
Мол, и дома нет покою,
Ходит чудище такое
И пугает мирных баб!

Струсил наш герой изрядно,
Заскулил, мол, ладно-ладно,
Сам отмыться был бы рад, но
Почему-то вдруг ослаб.

С.Советова

У хероя от испуга
Резко лопнула подпруга,
От такого он недуга
Стал практически не свой.

Узнавать его не стали
Ни соседи и ни крали,
Перестал крутить педали,
Ухайдакал статус-кво.

Два пучка зелёным цветом,
Порыжевшие при этом,
Распластались в стиле ретро
По затылку кое-как.

Позабыв о грешном прошлом,
Он лепил себя хорошим,
Получился только тошным,
Назовём его дурак.

Вита

Дураку по жизни плохо –
Такова сейчас эпоха –
Принимают все за лоха,
Обмануть все норовят:

То приносят договоры,
Мол, купи у нас приборы,
То про площадь разговоры,
В общем, парят все подряд.

И подумалось соседям,
Объяснить бы надо детям,
Не общались чтобы с дедом,
Вдруг да дедушка – маньяк.

Ребятня смеётся звонко,
А соседская Алёнка
Всё зовёт его “Зелёнка”
Или “Йода” на крайняк.

С.Советова

Только деду не сидится,
(Шило в *опе или спица),
Ни к чему ему синица,
Дайте с неба журавля.

Заниматься начал станом,
Расходился неустанно
Пресс качать манером странным –
Сел на трактор и в поля,

Где пшеница колосится…
Поспешил он там умыться
Молодильною водицей,
Как Малахов научил.

А для пущего эффекта
Он устроил сольный бег там.
Минус тридцать сбросят те, кто
Верят в лекаря почин.

Только, что конкретно сбросят:
Вес, лета, листву под осень?
Иль волос последних просинь?
Им никто не объяснил.

Резво бегает дедуля,
Разорил нечайно улей,
Пчёлы больше не уснули,
Так и носятся за ним.

Вита

Дед, хоть в темя был покусан,
Не хотел казаться трусом,
Не повёл он даже усом,
Хоть пыхтел, как паровоз,

Полегла вокруг пшеница,
Но покой нам только снится,
Удивленно смотрят лица
На такой вот сельский кросс.

Добежал дедок до стога,
Отдохнуть решил немного,
Вдруг в стогу увидел ногу,
Не мужскую, ясен пень,

А потом услышал шорох…
Вмиг разрыл он сена ворох
С криком, есть ещё, мол, порох,
Не настал мой судный день!

С.Советова

День был летний, жаркий где-то,
Пахло сеном, туалетом,
Но влекло укрыться пледом,
Забодал радикулит.

Чу! А ног уже четыре!
Нету счастья в этом мире…
В жар бросает как на гриле,
В организьме всё болит.

Переждал дедок три такта,
Стал подкашливать бестактно,
Не стерпел такого факта,
Что все заняты места.

Шевеленье в сене смолкло,
Показалась морда Фёклы,
Над которой меч дамоклов
Замаячил неспроста.

Ведь дедок приметил фею,
Постоянно грезил ею,
А Она, презрев затею,
Кувыркается с другим.

Подхватил дедуля вилы,
Кинул в стог, что было силы,
Но внезапно подкосило,
Потому что все враги.

Вита

И тотчас же почему-то
Стало муторно и мутно,
И ужасно неуютно,
Захотелось вдруг домой,

Чтобы сидя в тёплом месте
Хватануть грамм эдак двести
Под футбол или под “Вести”,
Да с картошкой отварной.

А потом добавить триста
(Это лишь с устатку чисто),
Вспомнить навык гитариста
И запеть перед окном.

Распахнув его пошире,
Чтоб гремело не в квартире,
А во всём ближайшем мире,
Чтоб дрожал, короче, дом!

Размечтался дед на сене,
Аж запел про “сени-сени”,
Чем и вызвал опасенья
У сбежавшихся селян,

Фёкла взвизгнула с испуга,
Подбежали тут три друга
И связали деда туго
Миха, Паха и Колян.

С.Советова

Лихо бросили в багажник,
Не захлопнулся он даже.
Нету чувств у деда гаже,
Чем лежать вязанкой дров.

Взвизгнул старый запорожец,
И поехали три рожи
Не в какую-то Камбоджу –
До известных всем Бугров.

Дед подумал: «Вон беда где,
Расписался если б в акте,
Не тупил как птеродактиль,
И женился б на яге.

Но хотелось ведь молодку,
Пару раз хоть сделать ходку,
Покатались бы на лодке,
Погуляли по тайге.»

Так в мечтаниях и с кляпом
Уронили деда на пол,
Отрывать не стали лапоть,
Что прилип к его ноге.

Попинали словно мячик,
Дали знать, что он не мальчик,
И, тем более, не мачо.
Время – ползать на рентген.

Вита

Дед очнулся за сараем
(Не назвать сарай тот раем),
Рядом пёс зашёлся лаем –
Не любил чужих Трезор.

Тут свинарка, лай заслышав,
Подошла взглянуть поближе
И решила – едет крыша,
Потому что, вот позор!

Взгляду бабы изумлённой
Вдруг предстал мужик зелёный,
Хоть частично оголённый,
Но в кроссовках “Адидас”,

С синяком к тому ж под глазом.
Вмиг отшибло бабе разум,
Ощутила в горле спазм,
Да и впала тут в экстаз.

С.Советова

Пребываючи в экстазе,
Баба вспомнила о базе,
Зарядиться чтоб заразе,
Вечным двигателем стать.

Нос припудрила, холера,
Для такого кавалера,
Приняла крутые меры,
Чтоб занять в кустах места.

Время ползать – чем не время?
Пусть у деда лысо темя,
Но ещё годится семя
Для различных авантюр.

Пусть в забвении зачётка,
Не нужна зубная щётка,
Но гормон играет чётко,
И особенно для дур.

Не случилось шашней с Фёклой,
(Показалась деду блёклой),
Протерев в очочках стёкла,
Дед направился в народ.

Люд был в образе свинарки,
Стал искать дедок подарки,
Чтоб срубить объятьев жарких,
Три ромашки и вперёд.

Вита

Тут, конечно же, некстати
Объявился председатель,
Обнаружил это пати
Посреди колхоза прям,

Заорал, мол, Алевтина,
Это что тут за картина?
Не накормлена скотина,
Ты же тут разводишь срам!

Прекращай ты это порно! –
И свинарка, взяв покорно
Пару вёдер комбикорма,
Потусила грустно в хлев.

Только зря она грустила –
Не утратил дедка пыла
И за ней прокрался с тыла,
Даже как-то осмелев.

Намечался вечер томный.
Хлев уютный был, хоть тёмный,
Хрюкал хряк в углу огромный,
Звучно чавкала свинья,

Дед, в улыбке скорчив мину,
Распрямил немного спину
И в объятьях сжав фемину,
Проскрипел: “навек моя!”

С.Советова

После первого бокала
Алевтине предрекала
Сваха знойного нахала,
Но настал известный час:

Полшестого … тихий вечер,
Не зажгутся сами свечи,
Дед любовью искалечен,
Рад бы дать, да не отдаст.

Где-то лопнула пружина
От застойного режима,
Натянулась также жила,
Как гитарная струна.

Всё полопалось, что можно,
На макушке даже кожа,
Ведь зелёнка всё изгложет.
Во, настали времена!

Лучше ехать деду в Сочи,
Безопасней, между прочим,
Только наш герой не хочет,
Заржавели стремена.

Вита

Алевтине-то засада,
И сама уже не рада,
Что пригрела, гляньте, гада
На своей же на груди,

Раскатала сдуру губы,
Увлеклась зелёным чубом,
А теперь не будет чуда,
Тут к гадалке не ходи.

В общем, изгнан дед с позором.
Провожаемый Трезором,
Молча скрылся за забором,
Водрузив лопух на плешь.

Эх, когда-то были годы,
И походы – так походы…
А теперь что? Пей мин. воды
И творог протёртый ешь?

Плюнул дед в припадке гнева
В сторону села и хлева,
Где рыдать осталась дева,
Не попавши в список жён,

И подумал: “Бабы – дуры,
Но ведь я не чужд культуры!
Есть таблЭтки и микстуры,
Выход, значит, быть должон!”

С.Советова

Всем известно, где есть выход –
Там, где вход. Не стоит выкать,
Для начала просто лыко
Научиться бы вязать.

Не ступая дважды в реку,
Вечерком зайти в аптеку,
Громко там прокукарекать
И таблЭтки нагло взять.

Мол, на голову я болен,
И к тому же отфутболен,
Я платить должон доколе?
Подавай пакет колёс!

Пригрозил в аптеке пулей,
Чтобы тётки не уснули,
Получил своё дедуля –
Порций несколько унёс.

Чтоб добиться нужной формы,
Сразу съел четыре нормы,
Поначалу стал задорный,
А потом заметно скис.

Зашаталась резко челюсть,
Как качаются качели,
Потекло из разных щелей,
Что могло – упало вниз.

Вита

Пнул ногой он урну метко,
Видит вдруг – торчит газетка,
А в газетке той заметка,
“Объявления” раздел.

Дед читает: “Парикмахер, –
Это ладно, это на…фиг,
А вот это, ну-ка… Знахарь!
Это то, что я хотел!”

Некто Старец Павсикакий
Сглаз мгновенно снимет всякий
И заправит бензобаки,
Прочитавши заговор,

Зуб недостающий вставит,
Карму гадкую исправит,
И работать вмиг заставит
Так сказать, любой прибор.

Вот оно, нашлось решенье!
Прикупил дед угощенье,
Постучался в дверь в смущенье
Из своих последних сил.

Заскрипела дверь в бараке,
Вышел к деду Павсикакий,
Принял водку и дензнаки,
Но войти не пригласил.

С.Советова

Павсикакий был в фаворе,
На полставки пел он в хоре,
По колено было море –
До чего мужик могуч.

Шли к нему гурьбой невежды,
В коих он вселял надежды –
Станут юными как прежде,
Был для них как солнца луч.

Но нельзя не подивиться,
«Повсикакиевы» лица
На прицеле всех полиций
В профиль, задом и анфас.

Наш дедок хоть был ученый,
Но совсем не утончённый,
На проруху заточённый,
От знахарства вмиг угас.

Вита

Кем он там себя ни числи,
Всё одно – усы повисли,
И совсем другие мысли
Зароились в голове –

Алевтина, да и Фёкла,
В памяти всплывают блёкло,
Поменять в очках бы стёкла,
Иль надеть их пары две.

В общем вышло так: у деда
Поменялось жизни кредо,
Спит теперь после обеда,
Пьёт кефир и ест творог,

Полюбил морковку в супе,
Лидер стал в здоровья группе,
Втихаря разводит гуппи
И ромашку сушит впрок.

Апрель 2016 г.

<